Прието Хосе Мануэль
Ливадия, или Ночные бабочки Российской империи


Тематика книги Ливадия, или Ночные бабочки Российской империи в различных интернет магазинах
Похожии по тематике на книгу Ливадия, или Ночные бабочки Российской империи
  • Спаркс Николас. Свадьба
  • Берн Керриган. Брачная ночь с горцем
  • Множественные умы Дэниела Киза. Комплект из 2-х книг
  • Чандлер Хелен. Мера ее вины
  • Чайлд Ли. Джек Ричер, или Синяя луна
  • Брэдбери Рэй. Вино из одуванчиков
  • Уайт Лорет Энн. Когда меркнет свет
  • Роллинс Джеймс. Украденное время
  • Кастен Мона. Спаси нас. Книга 3
  • Исигуро Кадзуо. Когда мы были сиротами
  • Фаулз Джон. Башня из черного дерева
  • Ли Фонда. Нефритовая война
  • Дональдсон Стивен. Внутренняя война. Том 2
  • Дональдсон Стивен. Внутренняя война. Том 1
  • Окорафор Ннеди. Кто боится смерти
  • Буджолд Лоис Макмастер. Цетаганда
  • Герберт Фрэнк. Дюна
  • Фланаган Джон. Черный плащ
  • Левин Айра. Ребенок Розмари
  • Вечный (#3)
Другие книги серии Время читать!
  • Осокина Людмила Михайловна. Новая божественная комедия
    Новая божественная комедия
    Осокина Людмила Михайловна
    Новая божественная комедия: Веселые истории о делах земных, небесных и поднебесных. Бог посылает на землю трех ангелов, чтобы помочь людям, погрязшим во грехах, встать на путь истинный, но ангелы сами попадают во всевозможные переделки и их тоже приходиться в итоге спасать. Всё смешалось и на земле, и на небе: святые не так уж и святы, грешники не настолько грешны. Сам Бог не может наладить отношения с собственным сыном. Книга Людмилы Осокиной полна тонкого юмора и в то же время исполнена глубокой философии. Под видом забавных, смешных ситуаций делается попытка найти ответы на извечные вопросы бытия: в чем причина мирового зла, кто виноват и что, в конце концов, со всем этим делать?
  • Заикин Николай Петрович. Настя. Детские рассказики для взрослых
    Настя. Детские рассказики для взрослых
    Заикин Николай Петрович
    Дают ли родители детям то, что им необходимо, и понимают ли их хотя бы в малой мере? Знают или хотя бы догадываются о том, что мир детства чрезвычайно сложен и труден даже по сравнению с миром взрослых? Всегда ли родители умнее ребёнка, как считает большинство из нас? Об этом и о многом другом, полезном для всех, кому интересны вопросы воспитания детей в возрасте от двух до пяти лет, книга Николая Заикина "Настя", которая продолжает книгу "Даша", вышедшую в издательстве "Время" в 2012 году.
  • Воскобойников Дмитрий Борисович. В поисках утраченного будущего
    В поисках утраченного будущего
    Воскобойников Дмитрий Борисович
    Возможно ли, чтобы так тесно переплелись судьбы русского, бразильца и англичанина? Возможно ли, чтобы у русского завязался роман с шотландской женой англичанина и при этом все они сохранили дружеские отношения? Возможно ли, что различные взгляды героев этой книги на происходящее в современном мире не препятствуют их регулярному общению, причём потребность в этом общении из года в год растёт? А решение о коллективном самоубийстве - как вам это? Совсем с ума сошли. Новая книга Дмитрия Воскобойникова читается взахлёб. Но предназначена она для интеллектуалов. Последнее предложение в книге - возможно, реквием по тем, кто родился в Советском Союзе в 1960 году. А возможно - начало их новой жизни. Или переосмысление её.
  • Фадин Вадим. Пейзаж в окне напротив
    Пейзаж в окне напротив
    Фадин Вадим
    Вадим Фадин - автор трёх романов, четырёх книг стихов, а также - переводов с итальянского и эстонского языков. Он - лауреат премии им. М. Алданова, номинант премий "Русский Букер" и "Русская премия".
  • Брейдо Евгений Маркович. Эмигрант. Роман и три рассказа
    Эмигрант. Роман и три рассказа
    Брейдо Евгений Маркович
    В книгу Евгения Брейдо вошли небольшой роман и три рассказа. Роман о любви, эмиграции, наполеоновских войнах, странном переплетении судеб. В рассказах Франция Наполеона сменяется Анжуйской империей Ричарда Львиное Сердце, чтобы тут же обернуться Россией Петра Великого. Судьбы обычных и необычных людей неотделимы от главных событий эпохи, а их жизнь, любовь и смерть, собственно, и являются Историей.
  • Витковская Ирина. Один рыжий, один зеленый
    Один рыжий, один зеленый
    Витковская Ирина
    Непридуманные истории, грустные и смешные, подлинные судьбы, реальные прототипы героев… Словно проходит перед глазами документальная лента, запечатлевшая давно ушедшие годы и наши дни. А главное в прозе Ирины Витковской - любовь: у одних - робкая юношеская, у других - горькая, с привкусом измены, а ещё жертвенная родительская… И чуть ностальгирующая любовь к своей малой родине, где навсегда осталось детство.
  • Гренец Ольга Леонидовна. Хлоп-страна. Рассказы
    Хлоп-страна. Рассказы
    Гренец Ольга Леонидовна
    Ольга Гренец - современная американская писательница родом из Санкт-Петербурга, мастер короткой психологической прозы. Герои её рассказов, живя в России, Америке, других странах, сталкиваются с необходимостью соотнесения и совмещения разных миров, но главное для автора - показать их отношения, порой осложнённые проблемой конфликта поколений, а также проследить традиционную для современной прозы линию "поисков себя". В оригинальных сюжетах Ольга Гренец предлагает читателю увлекательный калейдоскоп эпизодов повседневной жизни людей из разных слоев общества.
  • Витковская Ирина. Три книги про любовь
    Три книги про любовь
    Витковская Ирина
    В книгу вошли новые произведения автора: две подборки рассказов, повесть "Я, папа и все остальные", а также повесть "Всё о Мишель", ранее опубликованная в книге "Один рыжий, один зелёный" (лауреат премии "Писатель XXI века" за 2016 год и международной литературной премии им. Хемингуэя, Торонто, 2016). Что самое дорогое для нынешнего читателя в нашем сложном и суетном мире? Пожалуй - простое, тёплое слово, идущее от сердца. Такова проза Ирины Витковской, полная лиризма и проникновенности, радости и печали, достоверности и бесконечной любви автора к своим героям. Она пишет о недавнем прошлом и увлекательных поездках по Европе в наши дни, о соседях и случайных встречах, о себе, о времени. О жизни. И мы верим ей.
  • Берколайко Марк Зиновьевич. Шакспер, Shakespeare, Шекспир. Роман о том, как возникали шедевры
    Шакспер, Shakespeare, Шекспир. Роман о том, как возникали шедевры
    Берколайко Марк Зиновьевич
    "Ромео и Джульетта" и "Гамлет", "Отелло" и "Король Лир", "Зимняя сказка" и "Буря" и много-много других знаменитых пьес… Так все-таки кто же автор гениальных трагедий и волнующих драм, уже более четырех веков привлекающих внимание зрителей и читателей? Не очень заметный актер Уилл Шакспер, родившийся в Стратфорде-на-Эйвоне, почти всю жизнь проживший в Лондоне, но в 1612 году вернувшийся в родной город и умерший там 23 апреля 1616 года? Или писавший под псевдонимом Shakespeare некто высокородный и высокообразованный (в число "драматургов" включали королеву Елизавету, Фрэнсиса Бэкона, Кристофера Марло, графа Саутгемптона, Мэри Герберт Сидни, графиню Пемброк, графа Ратленда и его жену Элизабет, - и это далеко не полный перечень)? В новой книге Марка Берколайко к разгадке тайны авторства случайно прикоснулся молодой ученый из XXII столетия, который с помощью устройства, улавливающего звуки из далекого прошлого, услышал, как создавались шедевры.
  • Севак Арамазд. Гора солнца
    Гора солнца
    Севак Арамазд
    Жанр своей новой книги Севак Арамазд определил как роман. Но можно ли в полной мере считать романом повествование о том, как проводит каникулы мальчик из затерянного в горах Армении маленького села? Он ходит по склонам и ущельям за стадом овечек, бегает-играет с ватагой сверстников, слушает рассказы отца, помогает маме, сочиняет стихи, скачет далеко-далеко на коне с хозяином здешних мест - полевым сторожем, чтобы увидеть гору Солнца… Первые радости, первое настоящее горе… В этой немудрёной повседневности автор мягкими, но точными мазками рисует извечную картину познания маленьким человеком мира и самого себя, - и в этом смысле всё, что происходит с Арегом за три летних месяца, без сомнения можно назвать началом его романа с жизнью.

© 2007-2019 books.iqbuy.ru 18+