Поиск книг по лучшей цене!

Актуальная информация о наличии книг в крупных интернет-магазинах и сравнение цен.


  • Иосиф Раскин. Большая жизнь хулиганствующего ортодокса
    Большая жизнь хулиганствующего ортодокса
    Иосиф Раскин
    За полтора десятка лет книга "Энциклопедия хулиганствующего ортодокса" набрала тираж более миллиона экземпляров. Теперь читатели могут познакомиться с мемуарами ее автора - известного московского книжника, книголюба и книгопродавца, вдохновенного собирателя анекдотов. Человека (как он сам о себе говорит), воспитанного маршами Чернецкого, стихами Исаковского и фильмами Чиаурели. Его автобиография - тоже энциклопедия (жизни самого Иосифа Раскина). В ней автор по-прежнему хулиганствует. И по-прежнему остается веселым ортодоксом.
  • Борис Добродеев. Было - не было...
    Было - не было...
    Борис Добродеев
    В своей книге замечательный сценарист Борис Тихонович Добродеев (перу которого принадлежат сценарии нескольких десятков документальных и игровых кинолент, таких как: "Красный дипломат", "Особо важное задание", "Софья Ковалевская", "Карл Маркс. Молодые годы", "Раскол", "Жизнь Бетховена", "Горький. Последние годы", "Илья Эренбург" и другие), ярко, образно повествует о своих корнях, своей семье, своем времени. На страницах его книги предстают и партийные функционеры, отвечавшие за киноиндустрию, и главные действующие лица советского кинематографа, и те, чьи заслуги незаслуженно забыты. Автор рассказывает о В.Пудовкине, А.Довженко, М.Ромме, И.Пырьеве, Е.Габриловиче, Л.Кулиджанове, Г.Чухрае и многих других, с кем его свела работа. С болью повествует он о последних событиях в Союзе кинематографистов, о конфликте, который вылился в яростные баталии с Н.Михалковым на предпоследнем съезде Союза.
  • В. М. Дорошевич. В. М. Дорошевич. Воспоминания
    В. М. Дорошевич. Воспоминания
    В. М. Дорошевич
    Впервые в одном томе собраны ранее печатавшиеся преимущественно в газетах воспоминания "короля русской журналистики" Власа Дорошевича. Перед читателями проходят сочно и с юмором описанные сцены жизни Москвы последней трети XIX века, портреты предпринимателей, политических деятелей, ученых, актеров, преступников, писателей и журналистов. С иронией пишет Дорошевич и о себе - об учебе в гимназии, попытках сделаться актером, первых журналистских опытах.
  • Самуил Алешин. Встречи на грешной земле. Воспоминания
    Встречи на грешной земле. Воспоминания
    Самуил Алешин
    Замечательный драматург, веселый, умный и проницательный человек, офицер-танкист и участник боев за Сталинград, инженер-конструктор и кандидат технических наук, автор популярных пьес `Директор`, `Дипломат` и `Восемнадцатый верблюд`, `Все остается людям`, `Тема с вариациями` и `Тогда в Севилье...`, родившийся в 1913 году Самуил Алешин выступает в этой мемуарной книге как обаятельный рассказчик с обостренным чувством театральности; он вспоминает свое детство и юность в довоенной Москве и выводит перед нами на сцену своих современников, среди которых были такие известные личности как Николай Акимов и Фаина Раневская, Георгий Товстоногов и Николай Черкасов, Валентин Катаев и Илья Эренбург, Ростислав Плятт и Юрий Завадский, Михоэлс, Фурцева и Ионеско.
  • Станислав Куняев. Вызываю огонь...
    Вызываю огонь...
    Станислав Куняев
    Книга известного русского поэта объемлет более шестидесяти лет нашей жизни - с конца тридцатых годов до нынешних дней. На ее страницах читатели встретятся со многими знаменитыми людьми эпохи. Среди них поэты Николай Рубцов, Борис Слуцкий, Анатолий Передреев, Вадим Кожинов, Евгений Евтушенко, композитор Георгий Свиридов, прозаики Василий Белов, Валентин Распутин. Рядом с ними Патриарх Алексий Второй, Владимир Высоцкий, Михаил Горбачев. Все вехи великого времени - война, смерть Сталина, хрущевская "оттепель", русско-еврейское противостояние, горбачевщина, катастрофы 1991 и 1993 годов изображаются и осмысливаются автором как и должно осмысливать их поэту, историку и русскому патриоту.
  • Дмитрий Григорович. Дмитрий Григорович. Воспоминания
    Дмитрий Григорович. Воспоминания
    Дмитрий Григорович
    С момента первой публикации в 1892-1893 гг. и до сего дня "Воспоминания" Д.В.Григоровича остаются в числе известнейших произведений мемуарной литературы, широко цитируются, и к ним обращаются во всех тех случаях, когда требуется восстановить живую и детальную картину прошлого...
  • Е. И. Жуковская. Е. И. Жуковская. Записки. Воспоминания
    Е. И. Жуковская. Записки. Воспоминания
    Е. И. Жуковская
    "Записки. Воспоминания" Екатерины Жуковской, яркой представительницы шестидесятых годов XIX века, вначале радикалки, а затем умеренной либералки, написаны горячо и живописно, в форме увлекательной повести. Героями ее книги стали Антонович, Писарев, Некрасов, Плещеев, Слепцов, Салтыков-Щедрин. Много страниц посвящено семейной жизни самой Жуковской, но центральное место в "Записках" занимает знаменитая знаменская коммуна Слепцова. Книга адресована широкому кругу читателей.
  • Борис Яковлев. Записки счастливого неудачника
    Записки счастливого неудачника
    Борис Яковлев
    Автор этих "Записок" Борис Григорьевич Яковлев прошел нелегкий жизненный путь от деревенского паренька из далекого североуральского захолустья до видного общественного деятеля, ученого и публициста. Верный сын своего Отечества, он достойно пережил все тяготы и лишения, выпавшие на его долю: голод и гибель близких в годы войны с фашистами, послевоенную разруху и героическое возрождение Отечества, трагический распад великой страны и мучительный поиск нынешнего пути ее развития. Обо всем этом автор ведет откровенный разговор в своих мемуарах, рассказывая открыто и страстно о трудных ситуациях, в которые он не раз попадал, о людях, с кем его сводила судьба. Среди них - Михаил Шолохов, Владимир Высоцкий, Николай Егорычев, Юрий Жданов, известные журналисты, коллеги по научной и преподавательской работе. Книга эта, рассказывающая о судьбах многих известных людей и безвестных героях, поможет вдумчивому читателю лучше понять недалекое прошлое нашего Отечества, а возможно, и заглянуть в наше будущее. Книга издается за счет средств автора в авторской редакции.
  • Семен Липкин. Квадрига
    Квадрига
    Семен Липкин
    В книгу известного поэта и прозаика С.Липкина вошли повесть "Записки жильца", основанная на автобиографическом материале, и воспоминания о современниках - Ахматовой, Мандельштаме, Твардовском, Шенгели, Лиснянской и др.
  • Лев Гинзбург. Колесо фортуны
    Колесо фортуны
    Лев Гинзбург
    "...Мы часто все употребляем слово "смертные", не думая, что оно относится к нам самим. А ведь сознание краткости жизни возлагает на нас высокий долг. В припадке обиды или раздражения мы иногда не разговариваем со своими близкими, забывая, что потом они, умерев, не смогут разговаривать с нами вечно. Бойтесь ссор!.. Каждая ссора может оказаться последней! Старайтесь простить друг другу все, что можно простить. Знайте, что высшее счастье, истинное счастье - возможность видеть любимое существо. Других любимых не будет!.."
  • Алла Кторова. Минувшее... Пращуры и правнуки
    Минувшее... Пращуры и правнуки
    Алла Кторова
    Русская писательница, москвичка, Алла Кторова почти пятьдесят лет живет в США. Ее книги хорошо известны зарубежному русскоязычному читателю и отмечены истинным и очень своеобразным литературным мастеровом. Пятую книгу серии составили исторические работы автора, в которых читатели знакомятся с неизвестными эпизодами жизни семьи последнего Российского императора Николая II; необычайной судьбой майкопской атаманши Нины Буровой, сражавшейся против красных во время Гражданской Войны; жизнью и деятельностью Александры Львовны Толстой и Веры Ильиничны Толстой - дочери и внучки Л.Н.Толстого: размышлениями о Никите Сергеевиче Хрущеве; историей книжного дела семьи Камкиных. Книгу завершают воспоминания автора о выдающемся русском актере Анатолие Петровиче Кторове.
  • Евгений Калмановский. Мое Собранье Лиц. Жизнь. Книги и Люди
    Мое Собранье Лиц. Жизнь. Книги и Люди
    Евгений Калмановский
    Сочинения Евгения Калмановского (две книги, вышедшие под одной обложкой) - своего рода "роман воспитания": ищущий и жаждущий духовных опор и идеалов человек найдет здесь подробные и отнюдь не назидательные рассказы о судьбах и книгах, могущих дать силы жить, определить смысл своего пути. Открывает ее повесть "Дни и годы. Жизнь Т.Н.Грановского". Это книга исторической прозы, имеющая в основании закон личного переживания, личного волнения. Далее следуют этюды и эссе, посвященные И.А.Гончарову, М.Н.Каткову, П.В.Шумахеру, Д.Н.Мамину-Сибиряку, актеру МХТ Артему, театральному критику Н.Е.Эфросу и другим... Во второй части автор пишет о книгах, их создателях - и о том волнении, которые вызвали они в его душе. Не отделяя все это от прочего содержания жизни, как на самом деле и есть. Это книга размышлений, критических этюдов, автобиографической прозы, мемуаров. Ее герои - Г.Гуковский, Е.Шварц, О.Ефремов, Э.Успенский, А.Ким, Р.Габриадзе и другие известные люди отечественной культуры. Связность и определенность придает повествованию личность автора. Он стремился находить в книгах и человеческих судьбах смысл, особенно важный не ему одному, а сегодняшнему времени, современной жизни, как он ее понимал.
  • Анна Масс. Писательские дачи. Рисунки по памяти
    Писательские дачи. Рисунки по памяти
    Анна Масс
    Автор книги - дочь известного драматурга Владимира Масса, писательница Анна Масс, автор 17 книг и многих журнальных публикаций. Ее новое произведение - о поселке писателей "Красная Пахра", в котором Анна Масс живет со времени его основания, о его обитателях, среди которых много известных людей (писателей, поэтов, художников, артистов). Анна Масс также долгое время работала в геофизических экспедициях в Калмыкии, Забайкалье, Башкирии, Якутии. На страницах книги часто появляются яркие зарисовки жизни геологов. Эта книга "о времени и о себе". Написана легким, изящным слогом. Будет интересна самому широкому кругу читателей.
  • Василий Яновский. Поля Елисейские
    Поля Елисейские
    Василий Яновский
    Василий Яновский (1906, Полтава - 1989, Нью-Йорк) - прозаик, литературный критик, врач. В 1922 году с отцом и двумя сестрами нелегально перешел польскую границу, а в 1926 уехал в Париж, где учился на медицинском факультете Сорбонны и активно участвовал в литературной жизни русского Парижа. Василий Яновский - из младшего, "незамеченного поколения" первой волны эмиграции. Европа стала их новой родиной, все сюжеты и образы они черпали из эмигрантской реальности. Яновский близко дружил с Борисом Поплавским, Юрием Фельзеном, Валерием. Дряхловым; был знаком с Д. Мережковским и 3. Гиппиус (бывал на их "воскресениях"), с И. Буниным, Б. Зайцевым, В. Ходасевичем, Г. Ивановым и др. "Поля Елисейские" - очень личные, энергичные, субъективные воспоминания о талантливой молодежи, чьи имена только спустя годы стали знаковыми для русского зарубежья. А тогда они были неустроенны, противопоставляли себя "старшим писателям" и считали, что незаслуженно оказались на втором плане. Эту книгу можно поставить в один ряд с воспоминаниями Нины Берберовой, Георгия Иванова, Ивана Бунина, Тэффи. В своей "книге памяти" Василий Яновский выступает не столько в роли бесстрастного летописца "необыкновенного десятилетия" литературной и культурной жизни русского Парижа, сколько в качестве темпераментного полемиста и критика, смело уничтожающего устоявшиеся литературные репутации. Николай Мельников
  • Бенедикт Лившиц. Полутораглазый стрелец
    Полутораглазый стрелец
    Бенедикт Лившиц
    Уже в 1909 году я стал склоняться к убеждению, что мы, поэты, давно уже топчемся на одном месте... Я остро, почти физиологически переживал это как чувство духоты, как ощущение тупика... Нужен был целый сдвиг в миропонимании, нужна была новая философия искусства... борьба за освобождение слова... На почве этой борьбы я сблизился с Бурлюками, Хлебниковым, Маяковским и прочими так наз. `футуристами`... мы образовали содружество `Гилея`. Во всех многочисленных, шумных, а зачастую скандальных выступлениях `Гилеи` я принимал неизменное участие, так как, несмотря на все, что меня отделяло, например, от Крученых и Маяковского, мне с будетлянами было все-таки по пути. Бенедикт Лившиц
  • Н. Семпер-Соколова. Портреты и пейзажи. Частные воспоминания о XX веке
    Портреты и пейзажи. Частные воспоминания о XX веке
    Н. Семпер-Соколова
    "Эти записки предназначены для возможного читателя XXIII века, интересующегося нашей эпохой (если человечество будет жить и читать). Здесь я не касаюсь мировых событий и великих людей - о них историки напишут немало. Сочинять роман, придумывать образы и ситуации я не могу и не нахожу нужным: я не Лев Толстой, а эпоха и без того остросюжетна - пусть голые факты говорят сами за себя. Я - только среднего уровня "свидетель перемен" советской действительности XX века, так сказать, фотограф от литературы, решивший заснять свое ближайшее окружение; в конце 1980-х годов мне пришло в голову сфокусировать в объективе памяти и зафиксировать на бумаге ряд четких кадров". Н.Семпер-Соколова
  • Юрий Айхенвальд. Последние страницы
    Последние страницы
    Юрий Айхенвальд
    В книге биографической прозы Юрий Айхенвальд рассказывает историю интеллигентной семьи России XX в. Составленная на основе последнего прижизненного интервью автора, книга содержит впервые публикуемый богатый архивный материал, а также фотоматериал. Для широкого круга читателей.
  • Игорь Ефимов. Связь времен. Записки благодарного. В Старом Свете
    Связь времен. Записки благодарного. В Старом Свете
    Игорь Ефимов
    Бродский считал, что Игорь Ефимов "продолжает великую традицию русских писателей-философов, ведущую свое начало от Герцена". И вот теперь, опубликовав дюжину романов и полдюжины философских книг, Ефимов написал свой вариант "Былого и дум". Из первого тома его воспоминаний - "В Старом Свете" - читатель узнает, что его жизнь в России проходила под лозунгом "не верь, не бойся, не проси" задолго до того, как этот лозунг был отчеканен Солженицыным. Уже в школьные годы он не верил газетной и радиопропаганде - только Пушкину, Лермонтову, Толстому. И не боялся вступиться за сослуживца, которому грозил расстрел. И за гонимого поэта, будущего нобелевского лауреата. Не боялся распространять запрещенную литературу и печататься за границей в те годы, когда за это давали до семи лет лагерей... Ефимову повезло - ему довелось дожить до возвращения его книг в Россию.
  • Серебряный век русской поэзии
    Серебряный век русской поэзии
    Хрестоматия состоит из разделов, соответствующих основным поэтическим школам эпохи, - символизм, акмеизм, футуризм, новокрестьянская поэзия. В раздел "Поэзия вне групп" включены произведения поэтов, не входивших в эти объединения. Наряду со стихотворными текстами и манифестами поэтов представлены воспоминания писателей, художников, артистов.

© 2017 books.iqbuy.ru