Поиск книг по лучшей цене!

Актуальная информация о наличии книг в крупных интернет-магазинах и сравнение цен.


  • Павел Нерлер,Ольга Ваксель,Елена Чурилова,Александр Ласкин. "Возможна ли женщине мертвой хвала?..". Воспоминания и стихи Ольги Ваксель
    "Возможна ли женщине мертвой хвала?..". Воспоминания и стихи Ольги Ваксель
    Павел Нерлер,Ольга Ваксель,Елена Чурилова,Александр Ласкин
    O.A.Ваксель - одна из героинь биографии О.Э.Мандельштама. Предоставляя слово адресату четырех стихотворений поэта, книга дает возможность посмотреть на некоторые эпизоды его жизни с новой стороны. Настоящее издание - наиболее полная публикация архива О.Ваксель. Ее стихи и мемуары говорят о женщине одаренной и яркой, о судьбе короткой, но необычайно насыщенной. Эти тексты рассказывают не только личную историю, но историю времени и сохраняют множество подробностей, лиц и имен. Издание снабжено комментариями, в которых использованы записки и воспоминания А.А.Смольевского, сына О.А.Ваксель. Большинство фотографий и рисунков воспроизводится впервые. Для специалистов, студентов, аспирантов, а также для широкого круга читателей.
  • Евгений Гончаров. "Злой дворник". Чистая правда о грязной работе
    "Злой дворник". Чистая правда о грязной работе
    Евгений Гончаров
    Дауншифтинг — новое слово в русском языке, но не жизни. Всегда находились смельчаки, которые решались — шли за мечтой, неслись, отринув прошлые заслуги и карьеру. Немногие способны распрощаться с привычной жизнью для того, чтобы приблизиться к мечте. Книга "Записки дворника" — это история талантливого журналиста, который последовал зову сердца и стал тем, кем давно хотел быть, — дворником. История журналиста, написанная им в своем блоге на Би-би-си. Каждая профессия благородна по своему, нужно лишь выбрать ту, что будет приносить счастье. Никогда не поздно начать с нуля.
  • Георгий Целмс. "Мы живем под собою не чуя страны..."
    "Мы живем под собою не чуя страны..."
    Георгий Целмс
    Первая книга "Покаяние за отца" - некий исторический очерк с попыткой осмысления событий 20-30-х годов минувшего столетия. В основе ее лежат дневники матери автора книги Лаймы Целмс, родившейся в буржуазной Латвии в 1904 году в семье известного латышского социал-демократа Юлия Целмса, директора банка, депутата Латышского Сейма. В 1919 году 15-летней гимназисткой Лайма вступила в партию большевиков, а чуть позже и вовсе перебралась в страну "победившего социализма". Пройдя через тюрьму и ссылку, потеряв мужа, члена ЦК, первого секретаря Калининского обкома партии, расстрелянного в 1938 году, она, в отличие от большинства старых партийцев, подводивших итоги своей жизни словами "Мы честно прожили свою жизнь", нашла в себе мужество попытаться заново проанализировать пережитое. "Как мы дошли до жизни такой" - так назвала Лайма Целмс свои мемуарные записки, которые она вела до самой смерти на 85-м году жизни. Признать, что "все случившееся не может и не должно быть понято только как страшное несчастье, беда и величайшая трагедия", но и вина каждого участника происходивших событий - это главная мысль не только первой книги Георгия Целмса "Покаяние за отца", но и второй его книги - "Чистосердечное признание".
  • М. М. Левис. "Мы жили в эпоху необычайную..."
    "Мы жили в эпоху необычайную..."
    М. М. Левис
    Мария Михайловна Левис, родившаяся в интеллигентной еврейской семье в Петербурге, получившая историческое образование на Бестужевских курсах, - свидетельница и участница многих потрясений и событий XX века: от Первой русской революции 1905 года до репрессий 1930-х годов и блокады Ленинграда. Однако "необычайная эпоха", как назвала ее сама Мария Михайловна, - не только войны и, пожалуй, не столько они, сколько мир, а с ним путешествия, дружбы, встречи с теми, чьи имена сегодня хорошо известны (Г.Бонч-Осмоловский, В.Шухаев, И.Северянин, А.Блок, С.Маршак). Написанные без затей, как пишутся все личные дневники и письма, адресованные прежде всего близким, эти воспоминания полны удивительной энергией жизнелюбивой натуры рассказчицы, не просто принимавшей все, что ни пошлет ей век, но словно бы выступавшей этому всему навстречу.
  • Ольга Кныш. "Тярпи, Зося, як пришлося...". Устные рассказы о белорусском детстве 1939-1956 годов
    "Тярпи, Зося, як пришлося...". Устные рассказы о белорусском детстве 1939-1956 годов
    Ольга Кныш
    Ольга Николаевна Кныш, родилась в Белорусской ССР. Трудовой стаж - почти 40 лет. Почти всю жизнь, от школьной парты до заводского цеха, активно сотрудничала в стенных газетах. Начиная с 2011 года, сын стал записывать ее устные рассказы.
  • В. В. Бушуев. "Я" и "МЫ". Съезд народных депутатов СССР. 1989-1991 гг.
    "Я" и "МЫ". Съезд народных депутатов СССР. 1989-1991 гг.
    В. В. Бушуев
    Прошло 20 лет со дня начала работы 1-го съезда народных депутатов СССР - первого в истории нашей страны демократически избранного (по крайней мере, половины состава) высшего органа народовластия. Хотя он и просуществовал всего два года (1989 - 1991 гг.), тем не менее стал яркой и поучительной страницей биографии страны. Автор, пройдя горнило избирательной компании в рядах Союза научных и инженерных обществ СССР, рассказывает не столько о себе - "Я", - но и о своих коллегах - "МЫ" - по депутатскому корпусу (поэтому и книга розмыслов носит такое название). Причем этот рассказ полностью относится к впечатлениям того периода; написан по горячим следам и не подвергался впоследствии никакой правке. Пролежав два десятка лет в столе, он не потерял своей актуальности и сегодня, ибо не только свидетельствует изнутри о горячих событиях на рубеже 90-х годов XX века, но и подчеркивает то ценное, что было свойственно людям и обществу того периода. Сегодня этот демократический романтизм во многом утерян под тяжестью меркантелизма, но ... он был и, надеюсь, послужит своеобразным примером нашим последователям. Эта книга розмыслов автора - не просто дань воспоминаний о нашей горячей юности, но и своеобразное напутствие новым "избранникам народа" и всему обществу.
  • Наталья Нарышкина. 1812 год, граф Ростопчин и его время
    1812 год, граф Ростопчин и его время
    Наталья Нарышкина
    Автор этих записок, госпожа Наталья Нарышкина, была старшей и любимой дочерью графа Федора Васильевича Ростопчина. Более близкая к отцу по духу, чем другие члены семейства, она с восхищением относилась и к его личным качествам, и к его талантам государственного деятеля. В ее глазах он был спасителем России в ужасную эпоху 1812 года, и нередко ее оскорбляло непризнание заслуг Ростопчина современниками и потомками, а также та неблагодарность и то безразличие, которые окружали его имя. Она хотела объяснить и оправдать стороны политической деятельности Ростопчина, послужившие поводом для большинства нападок
  • Юрий Польский. 300 солнечных дней в году. Солдатские были
    300 солнечных дней в году. Солдатские были
    Юрий Польский
    Солдатские были "300 солнечных дней в году" - книга журналиста с 45-летним стажем Юрия Польского. В ней он возвращается в свою юность, осмысливая, чем же для него были два года срочной службы в рядах Советской Армии, и читателю становится ясно: едва ли не самыми дорогими в жизни, несмотря на понятные тяготы и лишения. В книге тепло, с юмором подан ряд портретных зарисовок сослуживцев, солдат и офицеров, которые навсегда оставили добрый след в памяти. Не случайно спустя много лет после армии автор занялся поиском этих людей и нашёл некоторых из них на просторах бывшего СССР. Солдатские судьбы даны на фоне реальных учений, повседневной службы в столице Бурятии Улан-Удэ в составе знаменитого орденоносного батальона связи, прошедшего через Великую Отечественную войну, на фоне событий 1968-1969 годов в Чехословакии и вокруг острова Даманский. Книга адресована широкому кругу читателей, прежде всего тем, кто интересуется военной и исторической литературой, бывшим, нынешним и будущим солдатам России.
  • Заяра Веселая. 7-35. Воспоминания о тюрьме и ссылке
    7-35. Воспоминания о тюрьме и ссылке
    Заяра Веселая
    Лубянка, Бутырки, этапы и пересыльные тюрьмы, сибирское село Пихтовка — путь, пройденный в 1949 году 20-летней студенткой. Заяра Веселая была арестована и сослана как дочь «врага народа» — писателя Артема Веселого.   В своих воспоминаниях она живо и непосредственно воспроизводит увиденное и пережитое.
  • Илья Богорад. 75/1
    75/1
    Илья Богорад
    Рассказывая о своей судьбе, автор то возвращает чита­телей в далекое прошлое нашей страны, то заставляет вместе с ним задуматься о реалиях современного мира.
  • Лев Мочалов. In medias res
    In medias res
    Лев Мочалов
    Предлагаемая вниманию читателя книга составлена из текстов, возникших по ходу жизни. Здесь - фиксация каких-то историй, воспоминаний, фрагменты дневнико­вого типа, заметки из блокнотов и записных книжек. Эти материалы относятся к периоду с конца 1960-х и по 1990-е годы, с последующими коррективами и добавлениями. Точ­ные даты даются в случаях необходимости, подсказываемой соображениями содержательного порядка, - когда они что-то проясняют или документируют.
  • Нина Гаген-Торн. Memoria
    Memoria
    Нина Гаген-Торн
    Нина Ивановна Гаген-Торн - ровесница XX века. Внучка обрусевшего шведа, кронштадтского врача, плоть от плоти питерской служилой интеллигенции. Окончив университет, она работала в этнографических экспедициях. В 1936 году была арестована и приговорена к 5 годам лагерей. Срок отбывала на Колыме. В конце 1947 года - повторный арест, еще 5 лет лагерей и ссылка. Именно там, в неволе, в стремлении быть внутренне свободой независимо от внешних обстоятельств, раскрылся писательский талант Нины Гаген-Торн. Составитель этой книги, дочь Нины Ивановны Галина, включила в нее воспоминания и рассказы разных лет. "Memoria" дала название серии наиболее значимых передвижнических книг узников ГУЛАГа. Ценность этих произведений - в органическом единстве творческого и жизненного кредо ее авторов.
  • Вячеслав Шестаков. А прошлое ясней, ясней, ясней (Воспоминания шестидесятника)
    А прошлое ясней, ясней, ясней (Воспоминания шестидесятника)
    Вячеслав Шестаков
    "Быть может, так обстоит дело с историческим Бременем. Что касается индивидуальной памяти, то она менее совершенна, менее объективна, а, напротив, зачастую капризна, субъективна. Не случайно ее часто сравнивали с камерой-обскура. В ней что-то выплывает на передний план, а что-то остается в тени, в темноте, на самом дне подсознания, под тяжестью известных фрейдистских или еще каких-то иных комплексов. Потребность припоминать свой жизненный опыт возникает с возрастом. В молодости мы редко храним воспоминания, надеясь, что жизнь предоставит нам многообразие опыта и выбора. Но с возрастом человек пересматривает картину своей жизни, оценивает, правильно ли он поступил в тот пли иной момент жизни. Случись что, совершенно по-другому прошла бы жизнь, да и ты сам стал бы другим". Вячеслав Шестаков
  • Лев Пашаян. Азбука Маркса
    Азбука Маркса
    Лев Пашаян
    "История одной жизни, одной эпохи" - это не плод фантазии автора, а почти документальная история жизни конкретного человека, жившего в конкретную эпоху на далекой окраине Российской империи. В отличие от документального повествования, фамилии и имена некоторых действующих лиц, особенно отрицательных персонажей, изменены, дабы не затрагивать память о предках у ныне живущих потомков этих людей. Но имена настоящих большевиков - Сурена Галояна, Мелика Айвазяна, погоса Титояна, депутата Верховного Совета СССР Егиша Айвазяна и других - можно назвать с гордостью. В этой истории рассказывается, как молодой человек, далекий от революционных идей, под влиянием революционеров-большевиков проникся идеологией марксизма и стал ее ярым поборником, активно участвовал в строительстве нового, социалистического общества, свято верил в силу и справедливость партии большевиков, надеялся на создание справедливого для трудового человека общества. Однако он глубоко разочаровался в руководящей роли партии, когда понял, что созданное ими общество получилось далеко не таким, о каком мечтали настоящие коммунисты-большевики. Он с болью замечал, как в партийные ряды просачиваются карьеристы, корыстолюбцы и другие гнилые элементы, которые извращали основные принципы создания идеального общества. История жизни братьев-близнецов, написанная в виде киносценария, происходит совершенно в иную эпоху, в иной среде, но является политическим продолжением и логическим завершением "Истории одной жизни, одной эпохи".
  • Светлана Аннапольская. Акватория любви. Театр - моя душа, телевидение - жизнь
    Акватория любви. Театр - моя душа, телевидение - жизнь
    Светлана Аннапольская
    Светлана Аннапольская - режиссер театра и телевидения, лауреат Государственной премии СССР. Судьба свела ее с самыми известными и совсем неизвестными, но необыкновенно интересными людьми искусства, государственными деятелями, космонавтами, политиками и "простыми" героями нашей огромной когда-то страны. На страницах книги вы встретитесь с выдающимися режиссерами А.Д.Поповым, М.О.Кнебель, Г.А.Товстоноговым, Б.И.Равенских; актерами Ф.Раневской, К.Куприной, Д.Банионисом, И.Смоктуновским, В.Высоцким; поэтами А.Вознесенским, А.Дементьевым, Л.Дербеневым; композиторами Р.Щедриным, М.Таривердиевым, О.Фельцманом; певцами И.Кобзоном, А.Пугачевой, Ф.Киркоровым, И.Тальковым, Т.Гвердцители, Ю.Березиным, Юлианом, И.Наджиевым и многими другими.
  • Александра Смирнова-Россет. Александра Смирнова-Россет. Воспоминания
    Александра Смирнова-Россет. Воспоминания
    Александра Смирнова-Россет
    Александра Осиповна Смирнова (до замужества Россет) - одна из ярких личностей пушкинского времени. Обладая красотой и незаурядным умом, она была любимой фрейлиной императрицы Александры Федоровны и пользовалась расположением Николая I и его брата великого князя Михаила. Блистая при дворе, Россет интересовалась литературой, музыкой, живописью. Она общалась со многими писателями и поэтами и особенно сблизилась с Жуковским, Вяземским, Пушкиным, не раз воспевшим "черноокую Россети". Позднее ее другом стал Н.В.Гоголь. Александра Осиповна привлекала многих талантливых людей, самых разных характеров и жизненных позиций. Воспоминания А.О.Смирновой, в которых она рассказала о встречах и отношениях со многими своими знаменитыми современниками, - один из важнейших и интереснейших документов русской истории.
  • Эрик Фадо. Апперкот
    Апперкот
    Эрик Фадо
    Предлагаем вашему вниманию книгу Э.Фадо "Апперкот".
  • М. Ф. Мейендорф. Баронесса Мария Федоровна Мейендорф. Воспоминания
    Баронесса Мария Федоровна Мейендорф. Воспоминания
    М. Ф. Мейендорф
    Книга воспоминаний баронессы Марии Федоровны Мейендорф охватывает почти целый век. Это был век исторических потрясений, полностью перевернувших жизнь ее семьи, относившейся к самой высокой знати. Воспоминания были написаны не для широкой публики, а по просьбе родственников, в последние годы жизни в эмиграции, что придает им особую достоверность. Среди многочисленных родственников баронессы - целый ряд известных в России церковных деятелей: родной племянник, епископ Василий Родзянко, двоюродный племянник, протопресвитер Иоанн Мейендорф, внучатый племянник, протоиерей Николай Ребиндер. София Куломзина, автор учебника по Закону Божьему для детей, - жена ее родного племянника Никиты Куломзина. Книга дает живую картину истории этой семьи и позволяют проследить за судьбами ее многочисленных членов, разбросанных драматическими событиями прошлого века по разным странам и континентам.Воспоминания представлены в авторской редакции, проиллюстрированы множеством фотографий из семейных архивов и дополнены примечаниями, комментариями и эпилогом.
  • Смоленский М.Б.. Белое и черное
    Белое и черное
    Смоленский М.Б.

  • Эстер Гессен. Белосток-Москва
    Белосток-Москва
    Эстер Гессен
    "Дороги, которые мы не выбираем" - книга воспоминаний переводчицы Эстер Гессен, попавшей в круговорот страшных событий двадцатого века. О своей судьбе Гессен пишет просто и живо - в ее истории находится место не только описанию трагических перипетий, но и рассказам об удивительных случайностях, о человеческом достоинстве и спасительной доброте. "За семнадцать лет жизни в Польше и потом более полувека в России немало довелось увидеть и испытать в нашем бурном столетии. К тому же с каждым годом все меньше остается людей, помнящих те времена" - так начинает свою книгу Эстер Гессен. Родившись в польском Белостоке в 1923 году и накануне войны оказавшись в советской Москве, Эстер испытала все - репрессии и ссылки родных, государственный и бытовой антисемитизм, голод, войну. Она помнит оттепель и застой, обещания и разочарования перестройки, помнит жизнь страны. Но на первом месте для нее стоит жизнь человека с ее горем и радостью, всегда идущими рядом. Книга Эстер Гессен - важный и ценный документ эпохи, которая еще не закончилась. Об авторе: Эстер Яковлевна Гессен родилась в 1923 году в польском Белостоке. Накануне войны оказалась в советской Москве. Испытала все - репрессии и ссылки родных, государственный и бытовой антисемитизм, голод, войну. За годы работы редактором Эстер Гессен привыкла проводить много времени за пишущей машинкой. Однажды она решила записать свои воспоминания: "За семнадцать лет жизни в Польше и потом более полувека в России немало довелось увидеть и испытать в нашем бурном столетии. К тому же с каждым годом все меньше остается людей, помнящих те времена". Ее книга воспоминаний "Белосток-Москва" в 1998 году была издана в Польше, теперь выходит на русском языке. Отзывы: "В самой структуре книги, в ритме текста, в манере Гессен чувствуется темперамент настолько витальный, что неудивительно, что самое страшное время не добралось до его обладательницы." "Interview Russia" "У читателя книги Гессен складывается впечатление, что написана она, если можно так сказать, "залпом", на одном дыхании. Перескоки в сюжете оправданы, ассоциации понятны, чередование "светлого" и "темного" естественно; при чтении каких-то фрагментов на глаза наворачиваются слезы, а какие-то полны юмора." Ксения Старосельская, "Новый Мир"

© 2017 books.iqbuy.ru