Поиск книг по лучшей цене!

Актуальная информация о наличии книг в крупных интернет-магазинах и сравнение цен.


  • Нина Гаген-Торн. Memoria
    Memoria
    Нина Гаген-Торн
    Нина Ивановна Гаген-Торн - ровесница XX века. Внучка обрусевшего шведа, кронштадтского врача, плоть от плоти питерской служилой интеллигенции. Окончив университет, она работала в этнографических экспедициях. В 1936 году была арестована и приговорена к 5 годам лагерей. Срок отбывала на Колыме. В конце 1947 года - повторный арест, еще 5 лет лагерей и ссылка. Именно там, в неволе, в стремлении быть внутренне свободой независимо от внешних обстоятельств, раскрылся писательский талант Нины Гаген-Торн. Составитель этой книги, дочь Нины Ивановны Галина, включила в нее воспоминания и рассказы разных лет. "Memoria" дала название серии наиболее значимых передвижнических книг узников ГУЛАГа. Ценность этих произведений - в органическом единстве творческого и жизненного кредо ее авторов.
  • Лев Пашаян. Азбука Маркса
    Азбука Маркса
    Лев Пашаян
    "История одной жизни, одной эпохи" - это не плод фантазии автора, а почти документальная история жизни конкретного человека, жившего в конкретную эпоху на далекой окраине Российской империи. В отличие от документального повествования, фамилии и имена некоторых действующих лиц, особенно отрицательных персонажей, изменены, дабы не затрагивать память о предках у ныне живущих потомков этих людей. Но имена настоящих большевиков - Сурена Галояна, Мелика Айвазяна, погоса Титояна, депутата Верховного Совета СССР Егиша Айвазяна и других - можно назвать с гордостью. В этой истории рассказывается, как молодой человек, далекий от революционных идей, под влиянием революционеров-большевиков проникся идеологией марксизма и стал ее ярым поборником, активно участвовал в строительстве нового, социалистического общества, свято верил в силу и справедливость партии большевиков, надеялся на создание справедливого для трудового человека общества. Однако он глубоко разочаровался в руководящей роли партии, когда понял, что созданное ими общество получилось далеко не таким, о каком мечтали настоящие коммунисты-большевики. Он с болью замечал, как в партийные ряды просачиваются карьеристы, корыстолюбцы и другие гнилые элементы, которые извращали основные принципы создания идеального общества. История жизни братьев-близнецов, написанная в виде киносценария, происходит совершенно в иную эпоху, в иной среде, но является политическим продолжением и логическим завершением "Истории одной жизни, одной эпохи".
  • Светлана Аннапольская. Акватория любви. Театр - моя душа, телевидение - жизнь
    Акватория любви. Театр - моя душа, телевидение - жизнь
    Светлана Аннапольская
    Светлана Аннапольская - режиссер театра и телевидения, лауреат Государственной премии СССР. Судьба свела ее с самыми известными и совсем неизвестными, но необыкновенно интересными людьми искусства, государственными деятелями, космонавтами, политиками и "простыми" героями нашей огромной когда-то страны. На страницах книги вы встретитесь с выдающимися режиссерами А.Д.Поповым, М.О.Кнебель, Г.А.Товстоноговым, Б.И.Равенских; актерами Ф.Раневской, К.Куприной, Д.Банионисом, И.Смоктуновским, В.Высоцким; поэтами А.Вознесенским, А.Дементьевым, Л.Дербеневым; композиторами Р.Щедриным, М.Таривердиевым, О.Фельцманом; певцами И.Кобзоном, А.Пугачевой, Ф.Киркоровым, И.Тальковым, Т.Гвердцители, Ю.Березиным, Юлианом, И.Наджиевым и многими другими.
  • Игорь Смирнов-Охтин. Былое бездумье
    Былое бездумье
    Игорь Смирнов-Охтин
    Роман представляет "новую мемуаристику" - жанр, содержание которого раскрыто в манифесте, помещенном в конце книги. Описываемые в книге события действительно происходили на протяжении всей жизни автора. Среди персонажей - композитор Борис Потемкин, узнаваемые читателями деятели культуры, литераторы, в их числе - Сергей Довлатов, Борис Гребенщиков, а также начальники нашей страны - Н.С.Хрущев и Л.И.Брежнев.
  • Георгий Гурджиев. Встречи с замечательными людьми
    Встречи с замечательными людьми
    Георгий Гурджиев
    Книга знакомит читателя с некоторыми подробностями жизни Г.Гурджиева, первые сорок лет которой он в поисках духовного опыта много путешествовал по странам Европы и Азии, посещал монастыри. Главная ее ценность состоит в том, что написана она самим Гурджиевым и передает его непосредственные впечатления от встреч с замечательными людьми.
  • Г. М. Киянская, И. А. Киянский. Г. М. Киянская, И. А. Киянский. Воспоминания
    Г. М. Киянская, И. А. Киянский. Воспоминания
    Г. М. Киянская, И. А. Киянский
    Авторы предлагаемой читателю книги воспоминаний - обычные люди. Не политики, не артисты и не космонавты. Однако жизнь каждого, пускай даже и самого обычного человека, бесценна, как бесценен и каждый конкретный жизненный опыт. Авторы книги - из тех, кого раньше называли "шестидесятниками", а сегодня иронично именуют "совками". Их биографии индивидуальны, но в то же время типичны: они пережили и войну, и послевоенные голод и разруху, и строительство коммунизма, и перестройку, и постсоветские реформы. Но они выстояли и достойно прожили свою жизнь - во многом благодаря тому, что большую ее часть провели вместе.
  • Г. К. Граф. На службе Императорскому Дому России. 1917-1941. Воспоминания
    Г. К. Граф. На службе Императорскому Дому России. 1917-1941. Воспоминания
    Это первая в России публикация воспоминаний об эмиграции Георгия (Гаральда) Карловича Графа (1885-1966), который всю жизнь был связан с главой Императорского Дома Романовых в изгнании Кириллом Владимировичем. Дружба матерей, совместная учеба, служба Начальником Канцелярии Кирилла Владимировича - все это дало достоверный материал для воспоминаний. Книга повествует о драматических событиях жизни Императорского Дома Романовых в эмиграции, содержит яркие характеристики членов императорской семьи, видных монархистов, руководителей Младоросской партии, других эмигрантов. Автор размышляет о судьбе российской монархии и возможностях ее возрождения. Книга дополнена воспоминаниями сына автора, В.Г.Графа, написанные им специально для данной книги, а также комментариями, именным указателем и биографическим справочником. Георгий (Гаральд) Карлович Граф является и автором известных мемуарных книг "Моряки: Очерки из жизни морского офицера (1897-1905 гг.)" и "На "Новике": Балтийский флот в войну и революцию".
  • Маргарита Борукаева. Долгая дорога в Канзас
    Долгая дорога в Канзас
    Маргарита Борукаева
    В книге Маргариты Борукаевой два раздела - проза и стихи. В первой части новелл и коротких повестей (воспоминаний) рассказывается о жизни автора (по профессии вирусолога) в СССР, о ее родных и близких, о нелегких судьбах людей и неожиданных поворотах этих судеб. Вторая часть посвящена вживанию автора в американскую жизнь, ее работе и личным обстоятельствам, историям людей, встречающихся ей на жизненном пути. Подкупают искренность тона, живость изложения, точность деталей, богатство переживаний и впечатлений. В стихах Борукаева простыми средствами старается выразить потаенные стороны своего внутреннего мира. Книга предназначена всем, кто интересуется историей XX века, воплощенной в живых человеческих судьбах.
  • Тамара Петкевич. Жизнь - сапожок непарный (комплект из 2 книг)
    Жизнь - сапожок непарный (комплект из 2 книг)
    Тамара Петкевич
    Документальная проза Тамары Петкевич - о детстве, отрочестве, юности, аресте и семи годах, проведенных в сталинских лагерях - впервые была издана в 1993 году. Затем свет увидела книга "На фоне звезд и страха", продолжившая повествование, посвященное событиям второй половины XX века (возвращение из лагеря, работа в театре, реабилитация, перипетии личной жизни). Обе книги разошлись солидными тиражами, но не утолили читательский интерес. В год своего девяностолетия писательница переработала и дополнила воспоминания. На сей раз они издаются вместе, в виде двухтомника.
  • Антонина Шнайдер-Стремякова. Жизнь - что простокваша
    Жизнь - что простокваша
    Антонина Шнайдер-Стремякова
    "Жизнь - что простокваша" (от выражения Ивана Германна: "Жизнь - что простокваша, в ней больше кислого, сладкого мало...") - 250-летняя история рода российских немцев и стереоскопическая картина XX века. Первая книга - голод в Поволжье, гражданская война, детство-отрочество-юность автора, день Победы, смерть вождя-диктатора, целина, испытание атомной бомбы - далеко не полный перечень событий. Вторая книга - годы "застоя", война в Афганистане, перестройка. Завершается книга 2003 годом - историей родителей, оставшихся в новой, чужой для них России... Этнографическая и психологическая особенности усиливают ценность этого художественного документа эпохи, открывающего крупный счет по долгам памяти: семейной, этнической, поколенческой - предмет удивления и урок для многих Иванов, родства не помнящих. Ярко и увлекательно написанные воспоминания достойны ниши таких мастеров и классиков, как Сергей Аксаков, Михаил Пришвин, Лидия Гинзбург, Нина Берберова и др.
  • Е. А. Никольский. Записки о прошлом
    Записки о прошлом
    Е. А. Никольский
    Воспоминания Е.А.Никольского, написанные им на склоне лет в Калифорнии, охватывают более чем 55-летний период его бурной, насыщенной, пришедшейся на сложный исторический период жизни. Детство в Финляндии, юность в Санкт-Петербурге и Москве, затем - калейдоскоп городов и стран, куда бросала его военная и гражданская служба. Свидетель и участник исторических событий пытается разобраться в причинах проигранных царским правительством войн, причинах падения великого Российского государства.
  • Алексей Щеглов. Записки эрзац-внука
    Записки эрзац-внука
    Алексей Щеглов
    "Эрзац-внук" - так Раневская называла Алешу Щеглова, сына своей близкой подруги Ирины Вульф, с семьей которой была неразлучна всю жизнь. Двенадцать лет назад Алексей Щеглов написал книгу "Раневская. Вся жизнь", которая с тех пор выдержала 34 переиздания. Нынешние "Записки" - о людях эпохи исчезающей красоты: Ахматовой, Ольшевской, Вульф, Полонской, Марецкой, Абдулове, Плятте, Орловой... О главных ролях и крохотных эпизодах больших артистов. О блестящих талантах и непрожитом счастье. И о долгой жизни Раневской, вместившей столько любви и одиночества...
  • Александра Юрьева. Из Харькова в Европу с мужем-предателем. Воспоминания с комментариями.
    Из Харькова в Европу с мужем-предателем. Воспоминания с комментариями.
    Александра Юрьева
    В книге воспоминаний Александры Юрьевой, сопровождающихся комментариями историка Кирстен Сивер, рассказана история жизни наивной, невинной девушки из хорошей семьи; она в 1920-е годы оказывается вовлеченной в страшный процесс, когда судьбы людей ломались на глазах. Александра выходит замуж за норвежского военного Видкуна Квислинга, помогавшего Нансену в борьбе с голодом на Украине и в частности в Харькове. Он вывозит ее за границу, но оказывается впоследствии непорядочным человеком, который ведет в частной жизни двойную игру. Такую игру, впрочем, он ведет и в политической жизни - и впоследствии его уличают в шпионаже и казнят за измену родине. Само слово "квислинг", особенно в годы Второй мировой войны, приобрело значение "предатель". Рассказ Юрьевой похож на один из самых драматичных романов XX века. Мы видим одинокого, беззащитного человека, опутанного страшной сетью обстоятельств, которую, несмотря ни на что, в конце концов удается сбросить. Книга интересна всем, кто ставит вопросы перед историей и историями живых человеческих жизней.
  • Абдулла Киндаров. Исповедь чеченца. Книга 1
    Исповедь чеченца. Книга 1
    Абдулла Киндаров
    Вашему вниманию предлагается книга размышлений и воспоминаний А.Г.Киндарова.
  • Абдулла Киндаров. Исповедь чеченца. Книга 3
    Исповедь чеченца. Книга 3
    Абдулла Киндаров
    Вашему вниманию предлагается книга размышлений и воспоминаний А.Г.Киндарова.
  • Абдулла Киндаров. Исповедь чеченца. Книга 2
    Исповедь чеченца. Книга 2
    Абдулла Киндаров
    Вашему вниманию предлагается книга воспоминаний и размышлений А.Г.Киндарова.
  • Александр Кузнецов. Камера для президента
    Камера для президента
    Александр Кузнецов
    Перед вами книга личного оператора первого Президента России. Именно его глазами мы смотрели на гаранта конституции на протяжении всей эпохи, именуемой ельцинской. Именно его камера (единственная!) работала в дни путча 1991 года в Белом доме. Именно благодаря ему мы имели возможность чуть позже стать очевидцами происходившего. Многое мы видели, но многое осталось за кадром. "Камера для президента" - очень искренняя книга. Факты, изложенные в ней, потрясают. Но не они составляют основную ткань произведения. Александр Кузнецов умело рисует портрет десятилетия, изменившего нас. Как мало времени понадобилось для полной смены палитры: от пьянящего демократического восторга 1991 года до циничного равнодушия и апатии сегодняшних дней. Это книга-предупреждение. Для политиков и всех нас. Конец прошлого столетия, замешанный на золоте олигархов и крови наших детей, погибших в Афгане и Чечне, не должен повториться...
  • Н. И. Терехов. Клад на Моховой
    Клад на Моховой
    Н. И. Терехов
    Не все кто с нами, родились "в свое время", отмеченные странностями не современности как отзвук прошлого или вестник будущего, подвержены одиночеству. Они живут мечтой поселиться в другой эпохе, полагая, что там их место и время. Клад как путь "в чужое" прошлое приближает нас к познанию самих себя и в споре со временем формирует критерий оценок наших поступков.
  • Наталья Радовская. Колодец, из которого пил. Опыт многократного возрождения души на протяжении одной жизни
    Колодец, из которого пил. Опыт многократного возрождения души на протяжении одной жизни
    Наталья Радовская
    То, о чем рассказывает Наталья Радовская, реально происходило рядом с нами. По ее жизни прошлось почти все самое худшее, что могло случиться с дочерью "врага народа". Это худшее создалось из тогдашней государственной политики и трансформации личностей людей, принимавших эту политику. Книга написана очень интересно, прекрасным языком, в ней много личных экскурсов, и во всем чувствуется искренность автора. А главное, это еще одна страница, еще один урок нашей истории.
  • Никанор Коваль. Крушиловка Тридцатого года
    Крушиловка Тридцатого года
    Никанор Коваль
    Автор повести Никанор Ананьевич Коваль родился в селе Майдан-Литинецкий Литинского р-на Винницкой области. Одиннадцатилетним подростком он пережил страшный голодомор 1932-1933 годов и дал обет написать правду об этой народной трагедии. Публикуемая посмертно автобиографическая повесть Н.А.Коваля - достоверное и яркое свидетельство очевидца об эпохе великой "крушиловки" индивидуальных основ хозяйствования в деревне, осуществленной сталинских режимом в конце 1920-х - начале 1930-х годов.

© 2017 books.iqbuy.ru