Поиск книг по лучшей цене!

Актуальная информация о наличии книг в крупных интернет-магазинах и сравнение цен.


  • Виктор Драгунский. «Где это видано, где это слыхано…»
    «Где это видано, где это слыхано…»
    Виктор Драгунский
    «…И тётя Катя сразу протянула мне мисочку. И я очень торопился, чтобы Мишка без меня не успел съесть свою сардельку: мне одному не было бы так вкусно. И вот я тоже взял свою сардельку руками и тоже, не чистя, стал грызть её, и из неё брызгал горячий пахучий сок. И мы с Мишкой так грызли на пару, и обжигались, и смотрели друг на дружку, и улыбались. А потом я ему рассказал, что мы будем сатирики, и он согласился…»
  • Анна и Сергей Литвиновы. «Гран-при»
    «Гран-при»
    Анна и Сергей Литвиновы
    «Пролезай концертный рояль «Bekker» в окно – давно бы оказался внизу, на асфальте. Сладостная картинка: как разлетаются по консерваторскому двору белые зубы клавиш и золотые волосы струн. А поверх рояльных обломков – уж кровожадничать так кровожадничать! – можно представить бездыханное тело очередного ученичка, ох, как же, тупоголовые, надоели!..»
  • Надежда Тэффи. «Де»
    «Де»
    Надежда Тэффи

  • Надежда Тэффи. «Джинджер»
    «Джинджер»
    Надежда Тэффи
    «Разговелись в тесном семейном кругу. Из чужих были только Юзефа Антоновна с мужем, дочкой и гувернанткой, но их у Сердобовых за чужих и не считали, виделись с ними каждый день, а сама Сердобова с Юзефой Антоновной даже немножко обожали друг друга по старой институтской дружбе…»
  • Мари Грей. «Дорогой Жюльен»
    «Дорогой Жюльен»
    Мари Грей
    «Жюльен был ошеломлен. С ним никогда не случалось ничего подобного за всю, так сказать, его музыкальную карьеру. Впрочем, слово «карьера» звучало несколько напыщенно. Выступая последние четырнадцать лет в клубах, он еле-еле сводил концы с концами: жалкие гроши, в общем-то, да сплошные заботы, и какая уж там слава… Из-за этой музыки, без которой он все же не мог обойтись, он даже потерял Жаннель…» Рекомендуется читать одному или в теплой компании…
  • Надежда Тэффи. «Домашние»
    «Домашние»
    Надежда Тэффи

  • Коллектив авторов. «Дракула» и другие лучшие мистические истории на английском
    «Дракула» и другие лучшие мистические истории на английском
    Коллектив авторов
    «Иностранный язык: учимся у классиков» – это только оригинальные тексты лучших произведений мировой литературы. Эти книги станут эффективным и увлекательным пособием для изучающих иностранный язык на хорошем «продолжающем» и «продвинутом» уровне. Они помогут эффективно расширить словарный запас, подскажут, где и как правильно употреблять устойчивые выражения и грамматические конструкции, просто подарят радость от чтения. В конце книги дана краткая информация о культуроведческих, страноведческих, исторических и географических реалиях описываемого периода, которая поможет лучше ориентироваться в тексте произведения. Серия «Иностранный язык: учимся у классиков» адресована широкому кругу читателей, хорошо владеющих английским языком и стремящихся к его совершенствованию.
  • Сергей Тютюнник. «Ехали цыгане…»
    «Ехали цыгане…»
    Сергей Тютюнник
    «БТР вздрогнул. Колька Константинов молча смотрел на дырку в борту бронетранспортера и тихо мочился в штаны. Водителю посекло осколками стриженый затылок, и черная кровь с трудом ползла по волосам за пыльный воротник…»
  • Саша Чёрный. «Илья Муромец»
    «Илья Муромец»
    Саша Чёрный
    «Душок над стойкой стоял густой и сложный: нудно пахли в июльской духоте распластанные на тарелках кильки; рыжие пирожки излучали аромат прогорклого тюленьего жира; кислая капуста вплеталась в копченый колбасный душок; слоеные пирожные, по-русски крупные и густо засыпанные пудрой, приторно благоухали рядом с горкой котлет, щекотавших ноздри выпивающих и закусывающих гостей добротным запахом пережаренных сухарей…»
  • Иван Ефремов. «Катти Сарк»
    «Катти Сарк»
    Иван Ефремов
    «В квартирке едва умещались многочисленные гости. Все сиденья были использованы, и в ход пошли торчком поставленные чемоданы. Почтить семидесятилетие капитана явились преимущественно моряки. Табачный дым плавал голубыми слоями, неохотно убираясь в тянувшее холодом приоткрытое окно. Сам хозяин, крупный и грузный, сновал между гостями и чувствовал себя отлично среди веселых возгласов и смеха…»
  • Надежда Тэффи. «Который ходит»
    «Который ходит»
    Надежда Тэффи

  • Варлам Шаламов. «Комбеды»
    «Комбеды»
    Варлам Шаламов
    Рассказ Варлама Шаламова «Комбеды» входит в сборник колымских рассказов «Левый берег».
  • О. Генри. «Кому что нужно»
    «Кому что нужно»
    О. Генри
    Один из самых известных юмористов в мировой литературе, О. Генри создал уникальную панораму американской жизни на рубеже XIX–XX веков, в гротескных ситуациях передал контрасты и парадоксы своей эпохи, открывшей простор для людей с деловой хваткой, которых игра случая то возносит на вершину успеха, то низвергает на самое дно жизни.
  • Аркадий и Борис Стругацкие. «Кто скажет нам, Эвидаттэ?..»
    «Кто скажет нам, Эвидаттэ?..»
    Аркадий и Борис Стругацкие
    «Это было похоже на продолжение странного сна, когда человек вдруг подскакивает на постели, тараща мутные глаза, и изрекает что-нибудь вроде: «Я не могу войти в этот домик на носу». В утреннем полусумраке уже виднеются знакомые стены комнаты, лампа-грибок на ночном столике и смятое одеяло, сползшее на пол, но сон еще здесь, еще не прошел, и на фоне стеллажей с книгами еще колышутся очертания гигантских деревьев сказочного леса и не покинуло сонный мозг чувство досады и разочарования из-за того, что никак не можешь проникнуть в хижину, построенную собственными руками на собственном носу…»
  • Артур Конан Дойл. «Медные буки»
    «Медные буки»
    Артур Конан Дойл
    «– Человек, который любит искусство ради искусства, – заговорил Шерлок Холмс, отбрасывая в сторону страницу с объявлениями из „Дейли телеграф“, – самое большое удовольствие зачастую черпает из наименее значительных и ярких его проявлений. Отрадно заметить, что вы, Уотсон, хорошо усвоили эту истину при изложении наших скромных подвигов, которые по доброте своей вы решились увековечить и, вынужден констатировать, порой пытаетесь приукрашивать, уделяете внимание не столько громким делам и сенсационным процессам, в коих я имел честь принимать участие, сколько случаям самим по себе незначительным, но зато предоставляющим большие возможности для дедуктивных методов мышления и логического синтеза, что особенно меня интересует…»
  • Владимир Гиляровский. «Нечаянная радость»
    «Нечаянная радость»
    Владимир Гиляровский
    «Огромный железный замок, каких с тех пор я больше никогда не видал, висел на низенькой, обитой листовым железом двери. А привело меня к этой двери вот что. Это было в половине восьмидесятых годов, в конце сентября. Я работал тогда в «Русских ведомостях» и возвращался с ночного пожара по Малой Бронной. Вижу, с бульварчика Патриарших прудов тропотит мелкими шажками, чуть не бежит, маленький человечек с рыжеватой округлой бороденкой и маленькими «северными» пронзительными глазками, весело глядящими, ничего не видя из-под измятой полястой шляпенки. Одет он был в модную тогда среди небогатой интеллигенции коричневую размахайку-крылатку…»
  • Наталья Горбачева. «Неупиваемая Чаша». Рассказ о чудесном исцелении от пьянства
    «Неупиваемая Чаша». Рассказ о чудесном исцелении от пьянства
    Наталья Горбачева
    Сколько судеб, сколько жизней загублено алкоголем! Кажется, в России уже нет ни одной семьи, кого бы эта беда обошла стороной, где эта проблема не была бы болью по крайней мере в одном из поколений. В этой небольшой книжке рассказывается о жизни обычной семьи, глава которой попал под власть «зелёного змия». Но наша невыдуманная история отличается от многих других тем, что она со счастливым концом. Она о том, как любовь и вера русской женщины помогли её мужу победить гибельную зависимость от спиртного и начать новую жизнь. Эта книга будет особенно интересна и полезна родным и близким алкозависимых людей, так как в ней показано, что даже в кажущейся безвыходной ситуации нужно не отчаиваться, а продолжать бороться за выздоровление своих любимых.
  • Сигизмунд Кржижановский. «Некто»
    «Некто»
    Сигизмунд Кржижановский
    «Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
  • Андрей Платонов. «Однажды любившие...»
    «Однажды любившие...»
    Андрей Платонов

  • Виктор Драгунский. «Он живой и светится…»
    «Он живой и светится…»
    Виктор Драгунский
    «Однажды вечером я сидел во дворе, возле песка, и ждал маму. Она, наверно, задерживалась в институте, или в магазине, или, может быть, долго стояла на автобусной остановке. Не знаю. Только все родители нашего двора уже пришли, и все ребята пошли с ними по домам и уже, наверно, пили чай с бубликами и брынзой, а моей мамы всё ещё не было…»

© 2007-2019 books.iqbuy.ru 18+